Бизнес-джет — не роскошь, а средство конвертации времени в деньги

Cessna planes

Хотя по численности парка самолетов делового класса Россия пока не может сравниться не только с США (там около 10 тысяч таких самолетов), но даже и с султаном Брунея (у него 100 личных самолетов), — допустим, с Португалией или Испанией по этому показателю мы конкурировать уже можем. Причем у нас только на этом виде авиаперевозок почти не сказался дефолт 1998 г. Более того, спрос на полеты на индивидуальных самолетах все последние двенадцать лет шел лишь в одном направлении — вверх.

Один часто летающий на индивидуальном реактивном самолете бизнесмен как-то рассказал мне, почему он стал приверженцем такого способа перелетов. По его словам, летая обычными авиакомпаниями по деловой надобности, он ежегодно тратил на воздушные путешествия около 600 ч. Когда же появилась возможность летать на бизнес-джете, вдруг оказалось, что при том же объеме работы полеты в год стали отнимать только примерно по 200 ч. "Теперь я могу считать, что в сутках у меня на 70 минут больше", — говорит бизнесмен.

Так что известная сентенция одного из персонажей кинокомедии "Бриллиантовая рука" — "Время — деньги, видишь деньги — не теряй времени" — применительно к нашей теме означает еще и экономию времени на перелетах регулярными авиакомпаниями. Во всем мире полеты на корпоративных реактивных самолетах рассматриваются не как демонстративные траты самодовольных владельцев летающего офиса, а как жесткая необходимость крупных бизнесменов и топ-менеджеров экономить часы и минуты. Однако такие траты не афишируются и фигурируют разве что в данных налоговых деклараций. Что же тогда говорить о России, где любая информация о личных самолетах и сопутствующих им расходах почти приравнена к коммерческой тайне. Даже сам факт покупки самолета чаще всего отрицается, хотя воздушное судно приобретается не на физическое, а на юридическое лицо.

Читайте также  Стекло — в массы